ГЛАВНАЯ ПРОЕКТЫ ГАЛЕРЕЯ МУЗЕЙ ТЕХНОЛОГИИ ССЫЛКИ НОВОСТИ О ПРОЕКТЕ
 
МУЗЕЙ > ПЕРИОД ОТКРЫТЫЙ >  ЭВОЛЮЦИЯ 
Последнее обновление страницы: 17 апреля 2009 г.  21:00  

 

ЭВОЛЮЦИЯ

или несколько штрихов к работе Алексея Балунова «ВЕЧЕР»

 

Александр ЕСИН, арт-критик
11 апреля 2009, Чебоксары, Россия

ART-переход.ru: 17 апреля 2009 г.




  
Алексей БАЛУНОВ. Вечер (серия, 10 листов). Лист 1. 2008.
Цветная фотография.
450х600 пикселей, 2-ая редакция; 1-ая редакция — 20,3x27,0 см.

 

 


 

Ведь жизнь не есть исключительная авантюра, а лишь общий закон:
то, что есть в ней необычного,
это только скрежет колес в колесном передаточном механизме.
Но следовало бы, пожалуй,
прославлять жизнь в ее нормальности и обычности.
Разве она является меньше жизнью от того,
что в ней ничего не заскрипело,
не застонало и не грозит разлететься на части?

Карел Чапек
«Обыкновенная жизнь»

 

 

 

 

 

ЭВОЛЮЦИЯ

 

В традиционной индийской поэтике существовала концепция, по которой скрытое, проявляемое значение художественных произведений — «дхвани» — понятно лишь тем избранным ценителям, в чьих душах сохранились воспоминания о предыдущих воплощениях. Только благодаря этому они и обладают той эстетической сверхчувствительностью, сверхинтуицией, которые позволяют им постигать сокровенный смысл произведений искусства, получать от них истинное удовольствие, т. е. в полной мере воспринимать их поэтические настроения — «раса».

Только к таким ценителям, по мысли теоретиков древнеиндийской поэтики, и обязан апеллировать настоящий художник. А создаваемое им в расчете на знатоков, людей «с созвучным сердцем», литературное произведение должно было заключать в себе один из трех типов «дхвани» — скрытого смысла:
I – подразумевать простую мысль;
II – вызывать представление о какой-либо семантической фигуре;
III – внушать то или иное поэтическое настроение («раса»).
Последний, третий тип «дхвани», или «затаенного эффекта», считался высшим видом поэзии.

На первых порах различалось восемь видов поэтических настроений. Так, установивший этот канон трактат о драматургии, приписываемый легендарному индийскому мудрецу Бхарате (VI – VII вв.), определил следующие виды и порядок «раса»:
1 – эротики, любви;
2 – смеха, иронии;
3 – сострадания;
4 – гнева, ярости;
5 – мужества;
6 – страха;
7 – отвращения;
8 – изумления, откровения.

Спустя несколько веков Удбхата (VIII – IX вв.) обосновал необходимость еще одного поэтического настроения («раса»), девятого по счету:
9 – спокойствия, ведущего к отречению от мира.

 

 


  
Алексей БАЛУНОВ. Вечер (серия, 10 листов). Лист 2. 2008.
Цветная фотография.
450х600 пикселей, 2-ая редакция; 1-ая редакция — 20,3x27,0 см.

 

Теорию «дхвани», (т.е. теорию поэтической суггестии), согласно которой требовалось строить художественное поэтическое произведение так, чтобы в нем наличествовал скрытый смысл, намек («дхвани»), позволяющий внушить то или иное из девяти поэтических настроений, в IX в. сформулировал в трактате «Дхваньялока» («Свет дхвани») Анандавардхана.

Канон девяти поэтических настроений оставался неизменным вплоть до эпохи индийского средневековья, когда в результате исследований одного из теоретиков «дхвани-раса», Мамматы (XI – XII вв.), число «раса» было признано необходимым минимально увеличить. Так появилось десятое (и последнее) поэтическое настроение — родственной нежности, близости.

Число 10 в индийском искусствоведении очень символично и несет в себе скрытый смысл. Конечно, следуя данной теории, Алексей Балунов мог бы предложить различную последовательность листов в серии «Вечер. 2008», в усилиях соответствовать канонам жанра, но это был бы очень поверхностный подход (притянутый за уши) к построению фотографического произведения. В создании необходимого поэтического настроения в индийском искусстве используются средства, цветовые, в том числе, и понятия, отличные от традиционных европейских. Так, к примеру, если не останавливаться на смысловых и композиционных особенностях и признаках «раса», а рассмотреть только цветовую палитру (гамму), что ближе к восприятию художественного искусства (живопись, фотография), то можно выделить доминирующий цвет, который призван ярко выразить то или иное поэтическое настроение:

1 – эротики, любви – бледно-синий (бледность – одержимость любовью; синий - цветок лотоса, атрибут бога любви Камы);
2 – смеха, иронии – белый (с белым цветом соотносится смех в индийской символике);
3 – сострадания – серый;
4 – гнева, ярости – доминирование красного цвета;
5 – мужества – померанцевый (золотая осень);
6 – страха – черный;
7 – отвращения – темно-синий;
8 – изумления, откровения – желтый;
9 – спокойствия, ведущего к отречению от мира – нет данных;
10 – нежности, близости – нет данных.

 

 


  
Алексей БАЛУНОВ. Вечер (серия, 10 листов). Лист 4. 2008.
Цветная фотография.
450х600 пикселей, 2-ая редакция; 1-ая редакция — 20,3x27,0 см.

 

Создание произведения искусства по всем канонам индийского учения весьма непростой процесс, требующий значительной подготовки. Уместно вспомнить, что три с лишним века назад весь этот спектр поэтических настроений — от «раса» 1 до «раса» 10 — задумал воплотить в монументальной поэме «Рамаяна» классик средневековой древнеиндийской литературы Тулси Дас (1532-1624). И, по единодушному мнению специалистов-индологов, осуществил этот замысел совершенно блистательно.

Но вернемся из погружения в среду древнеиндийского учения «дхвани-раса» и попытаемся рассмотреть, что же явил зрителю Алексей Балунов в фотографической серии о современной жизни индийского народа? Как выясняется на первый взгляд — ничего особенного, просто сценки из уличной жизни. Гуманистическая фотография еще на рубеже 60-х — 70-х годов ХХ века достигла своего пика в творчестве Дианы Арбюс (Diane Arbus). На этом закончилась эра попыток оказать положительное влияние на общество с помощью фотографии. Она утратила свое предназначение, передав эту роль средствам массовой информации — в основном телевидению. Поэтому документальная фотография стала развиваться по пути построения субъективного документа, визуализма и метафизичности, где гармонично соединены два различных момента — правда изображения и авторское выражение, т.е. объект и субъект в фотографии.

 

 


  
Алексей БАЛУНОВ. Вечер (серия, 10 листов). Лист 8. 2008.
Цветная фотография.
450х600 пикселей, 2-ая редакция; 1-ая редакция — 20,3x27,0 см.

 

Одним из выдающихся фотографов ХХ века, вставший на путь построения субъективного документа, стал Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson). Его работы не оценочны, они ничего и никого не изображают, они лишь фиксируют. Но в них есть второй план. Если в фотографии отсутствует загадка и если ее реальность не имеет второго плана, наступает пустота. Действительность, которая только «фотографически регистрируется» большей частью не представляет большого интереса, если, конечно, это не особенно драматическая ситуация. Заслуга выдающегося мастера Анри Картье-Брессона состоит и в том, что в его работах художественность и документальность, органически сливаясь, предстают перед зрителями «прекрасными остановленными мгновениями» — фотообразами окружающего мира. Владимир Биргус (Vladimir Birgus) говорил, что «документальной фотографии идет на пользу художественное воздействие, определенная степень таинственности или многоплановости, которая провоцирует зрителя к домыслам и собственному толкованию намеченных проблем».

В разных странах фотографы последовали этому направлению — так, к примеру, возникла голландская школа. К ее ярким представителям можно отнести Хермана ван ден Боома (Herman van den Boom), Тоона Михильса, Пауль ден Холландера (Paul den Hollander). Их «субъективные документы» создают нереальные ощущения у зрителя. Существует американская школа, с «фрагментами реальности» Ральфа Гибсона (Ralph Gibson) и последователями в лице Дениса Стока (Dennis Stock), Бурка Уэзле, Чарльза Харбутта (Charles Harbutt). Яркими представителями чешской фотографической школы стали Владимир Биргус (Vladimir Birgus), Петр Климпл (Petr Klimpl) и Йозеф Покорны (Josef Pokorny), основавшие в 1977 году группу «Документ» и озвучившие в 1978 году принцип «нерешающего мгновения» применительно к фотографии, как антитезу принципу «решающего мгновения» Анри Картье-Брессона (Henri Cartier-Bresson).

 

 


  
Алексей БАЛУНОВ. Вечер (серия, 10 листов). Лист 9. 2008.
Цветная фотография.
450х600 пикселей, 2-ая редакция; 1-ая редакция — 20,3x27,0 см.

 

С конца 70-х годов ХХ века в России берет свое начало и чебоксарская метафизическая школа в составе ее первопроходцев — Юрия Евлампьева и Евгения Лихошерста, в рамках чьих традиций и представлена работа обсуждаемого Алексея Балунова. Из современных последователей концепции субъективного документа можно выделить творчество немецкой фотографини Моны Бредэ (Mona Breede), воплощающей данную концепцию с применением самых последних из современных технических средств и завершающей цифровой обработкой, с помощью которой ей удается создание «нереальной реальности» с глубоким вторым планом.

Так что же наш  Алексей Балунов? Удалось ли ему добиться многоплановости в  работе «Вечер. 2008», да еще выразить это средствами художественной изобразительности? «Сделать аутентическую фотографию из жизни, которая имела бы необходимые формальные свойства, соответствующий симбиоз конкретности и символичности, отражала бы точку зрения автора, а главное помогала бы зрителю что-то более остро увидеть и лучше понять, более уверенно ориентироваться в мире и в самом себе — это чрезвычайно трудно» (из интервью Владимира Биргуса «Ревю Фотография» №1, 1988). Да еще и обогатить ее за счет цвета с его психологическим или эмотивным воздействием применительно к стрит-фотографии, к коему жанру и относится эта серия. С уверенностью можно сказать одно, что это не срежиссированная фотография, и у зрителя не создается ощущение подмены или манипуляции реальностью. Такой эффект достигается приемом «скрытой камеры», когда зритель становится незримым участником событий. Способ, основанный на аранжировании действительности, тоже обоснован, но он передвигает фотографические признаки действительности не в плоскость символических значений предлагаемых зрителям впечатлений об абстрактных и общих человеческих качествах, а в большинстве случаев в плоскость аллегории или отражения конкретного артистического выступления. Видимая, не режиссированная заранее реальная действительность всегда неповторима и она сама по себе придает снимкам признаки оригинальности.

 

 


  
Алексей БАЛУНОВ. Вечер (серия, 10 листов). Лист 10. 2008.
Цветная фотография.
450х600 пикселей, 2-ая редакция; 1-ая редакция — 20,3x27,0 см.

 

На всех фотографиях Алексея Балунова отображаются события. Они не происходят в отчетливо грустной или радостной атмосфере. Автор не стремится к трагедиям, потрясающим фактам или безнадежности. Люди на снимках просто ходят по улицам, разговаривают между собой, занимаются своими делами, не обращая внимания на окружающих. Но что-то притягивает зрителя к происходящим событиям, что-то ирреальное и мистическое (листы 3, 4).

Применение в композиции классического треугольника (листы 8, 9) украшает серию и можно долго размышлять над взаимосвязью изображенных персонажей между собой и средой, в которой происходит действие. Ярким лейтмотивом через всю серию проходит ощущение многонаселенности этой страны (листы 1, 2, 4, 6). От множества разноцветных плакатов с изображениями людей, возможно кандидатов на очередных выборах, рябит в глазах у зрителя. Но даже в такой кишащей людской среде — каждый человек одинок. Это отчетливо выражено в 10-ом, завершающем листе серии.

В последние годы субъективный документ и визуализм стали определенной модой — велик соблазн имитации формальной стороны фотографий пионеров этих направлений без постижения их идейного содержания. Хочется надеяться, что чебоксарскому фотографу Алексею Балунову удастся эволюционировать в этом направлении.


 

Александр ЕСИН,
арт-критик

11 апреля 2009 г.
Чебоксары, Россия

 

 

 

  
Для корректного отображения фотографий мониторы рекомендуется настроить таким образом, чтобы зона в 2% выделялась на фоне 0%, а зона в 85% — на фоне 100%
  
  
  ГЛАВНАЯ  |  ПРОЕКТЫ  |  ГАЛЕРЕЯ  |  МУЗЕЙ  |  ТЕХНОЛОГИИ  |  ССЫЛКИ  |  НОВОСТИ  |  О ПРОЕКТЕ    
Copyright © ART-переход.ru,  2003 -
Условия использования материалов