ГЛАВНАЯ ПРОЕКТЫ ГАЛЕРЕЯ МУЗЕЙ ТЕХНОЛОГИИ ССЫЛКИ НОВОСТИ О ПРОЕКТЕ
 
Последнее обновление страницы:  29 ноября 2004 г.  11:05   


ВСТРЕЧНЫЙ ПЛАН

Серия фотографий Евгения Лихошерста «Навстречу» в проекте «Неизвестный город»

 

Рита КИРИЛЛОВА, журналист
г. Чебоксары, 12 ноября 2004 г.

ART-переход.ru: 23 ноября 2004 г.

 
  

 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 2 (серия, 28 листов).
Лист 25 — Чебоксары,
Ленинский район. 2003. 17 августа, 14:00.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см.

 


Если верить биографии Евгения Лихошерста, которую составил Юрий Евлампьев, то этот негромкий, аккуратный и упорный адепт всего психологического, даже в самой что ни на есть метафизической фотографии, занялся фотографическими поисками в 1978 году, оказавшись в фотостудии «Ракурс» в совсем уже не мальчишеском возрасте.
С тех пор его пристальное внимание ко всему окружающему породило немало фотографических серий, простота которых обманчива как ясное утро. Так спокойно и терпеливо могут выстраивать свои конструкции разве что плотники или реставраторы, отыскивая единственно возможное место для единственно возможной детали. Говорят, что это свойство конкретной, а не романтической, любви. Похоже, однако, что так оно и есть.

  



 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 1 (серия, 19 листов).
Лист 3 — Чебоксары,
Московский район. 2003. 14 июня, 10:35.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см.

 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 1 (серия, 19 листов).
Лист 7 — Чебоксары,
Московский район. 2003. 14 июня, 10:55.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см..

 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 1 (серия, 19 листов).
Лист 12 — Чебоксары,
Московский район. 2003. 14 июня, 11:20.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см..

 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 1 (серия, 19 листов).
Лист 18 — Чебоксары,
Московский район. 2003. 18 июня, 11:50.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см..

 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 2 (серия, 28 листов).
Лист 2 — Чебоксары,
Ленинский район. 2003. 17 августа, 12:05.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см.

 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 2 (серия, 28 листов).
Лист 7 — Чебоксары,
Ленинский район. 2003. 17 августа, 12:30.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см.

 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 2 (серия, 28 листов).
Лист 10 — Чебоксары,
Ленинский район. 2003. 17 августа, 12:45.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см.

 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 2 (серия, 28 листов).
Лист 16 — Чебоксары,
Ленинский район. 2003. 17 августа, 13:15.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см.

 
Евгений ЛИХОШЕРСТ. Навстречу (цикл). 2003.
Навстречу 2 (серия, 28 листов).
Лист 19 — Чебоксары,
Ленинский район. 2003. 17 августа, 13:30.
Черно-белая фотография. 23,2х29,2 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 397х534 пикселей;
1-ая редакция — 21,6х29,1 см.
  

Свою любовь к человечеству Евгений Лихошерст в «Навстречу» довел до технического совершенства.

Он развернулся лицом к людям, невозмутимо всматриваясь в лица и выхватывая из встречного людского потока обманчиво случайное лицо. Обманчиво, потому что случайных лиц у Лихошерста здесь нет.

Во-первых, если верить Шварцу, то любое человеческое лицо — историческое лицо. Во-вторых, как любой опытный фотограф, то есть охотник за мгновеньями, Лихошерст «выслеживает» свою добычу задолго до процесса съемки и довольно точно предполагает, куда движутся людские и личностные потоки в этом пространстве.

При этом если с Закономерностью у таких художников, как Евгений Лихошерст, почти всегда складываются нормальные рабочие отношения просто по причине наличия у них мощного логического мышления, то для того, чтобы выстроить отношения со Случайностью, постоянным соавтором живого творчества, ему приходится действовать более сложно и изощренно.

Его действия в этом отношении завораживают мужской продуманностью ходов. Он задабривает и обласкивает эту даму запредельным вниманием. Даже строит с ней законные отношения. Ставит камеру на некий путь, средоточие многолюдья, и строго по часам, каждые пять минут, его камера рождает кадр, отражение происходящего, вернее, проходящего мимо человека, двух-трех, толпы. Ни минутой раньше, ни минутой позже. Случайность как бы кристальной чистоты. Гарантия — сто процентов. Потерявшая бдительность Случайность ни единым жестом больше не противодействует его замыслу. И случайные прохожие волшебным образом становятся прилежными натурщиками грандиозного группового городского портрета, недосягаемой мечтой любого репортера и любителя встречных потоков, которым случайность смазывает «карту будня» и путает все карты.

В этой серии фотографий Евгению Лихошерсту удалось невозможное даже для опытных фотографов: он опроверг устойчивое мнение и опыт многих, что чем людей больше, тем они страшнее.

Вобщем, любовь, она и есть любовь.

Евгений Лихошерст — старый фотографический волк. И, повторю уже сказанное в одной из статей, очень внимательный непосредственно к следам и событиям именно человеческой жизни, чем сильно отличается от своих товарищей-субъективистов. Через ДРУГИХ идет он к себе, а не наоборот. И почти всегда реальный ритм его фотосерий необходим ему как раз в качестве проводника в коридоры ПОНИМАНИЯ этого ДРУГОГО, сочувствия ему. В этом смысле он чем-то похож на героя Мураками: а) который считает себя обычнее других и тем самым уже является необычнее всех, б) который совсем не стремится коллекционировать драгоценные нюансы человеческих отношений, а в результате собирает бесценную коллекцию.

Ролан Барт писал, что в фотографии есть нечто от воскрешения.

Почти протокольная съемка в «Навстречу», как ни парадоксально, это «нечто» усиливает. Как мизерная точка усиливает (обнаруживает) огромное пространство. 19 листов «Навстречу 1» рождались в Московском районе 14 июня 2003 года, от 10.25 до 11.55. В субботу, добавила бы я от себя. Это важно. Как и то, что 28 листов «Навстречу 2» — это встречное человеческое движение в воскресенье 17 августа этого же года, от 12.00 до 14.15. Но в районе Ленинском.

Советские названия городских районов тоже лишь добавляют искр от соприкосновения убогого официоза с мощной и вполне дружелюбной у Лихошерста вечностью.

«Навтречу» вполне можно было бы рассматривать как намек на советскую бесконечную фотографическую сагу об «идущих». «Идущие» всегда шли навстречу фотографу, потому что, сами того не подозревая, изображали движение вперед. «Куда они все идут?» — была такая знаменитая статья в каком-то перестроечном издании. Привет от этого автора, одуревшего от газетного фотоштампа, Лихошерст вполне мог бы развернуть в мощные «старые песни о главном». Если бы Лихошерсту вообще были бы интересны какие либо намеки или какой либо стеб. Для этого он слишком серьезно смотрит на людей вообще и на то, что чувствует к ним в частности.

Фотограф не то чтобы совсем игнорирует историю фотографического стахановского движения, но она витает в его пространстве как ничего не значащая бледная тень, как бледный призрак, не стоящий внимания: в конце концов, значение имеют лишь мощные источники света, вроде живописца Тернера например, или оператора Дзиги Вертова, а не отражения в указанных кем-то направлениях, то есть всяческая вчерашняя идеологическая или сегодняшняя гламурная попса. Однако само название серии все же несет в себе некую ностальгию по бескорыстию, устремленности только к лучшему, наконец, радости обретения на каждом шагу.

В Петербурге у знаменитого Игоря Лебедева и Веры Дорн была выставка «Встречное движение», радующая зрителей многоуровневыми ассоциациями, где искусство фотографии вступает на одно поле с опасностью и непредсказуемостью встречной полосы с одной стороны и той же радостью обретения с другой. «Навстречу» Лихошерста соединяет в этом смысле «первый план», то есть человеческую личность, и неотвратимость чего-то надвигающегося: события, другого человека, судьбы. Причем, неотвратимость по Лихошерсту, довольно спокойная и даже счастливая закономерность. Эдакий «встречный план» создателя (вот вам и еще один привет от «Куда они все идут?»).

Калейдоскоп лиц, от которого в реальной жизни человек звереет через несколько минут «рассекания толпы», наподобие того, как это (рассекание) делает автор в «Навстречу 2», непостижимым образом оставляет нас спокойными и даже доброжелательными. Лично я не понимаю, как он это делает. Видимо, это есть поэзия, которую Лев Шестов, например, объяснял так: — Поэт примиряет нас с жизнью, выясняя осмысленность всего того, что нам кажется случайным, бессмысленным, возмутительным, ненужным.

Объединить случайных людей, чебоксарцев, в некий бесконечный в перспективе общий портрет Евгений Лихошерст сумел в два выходных дня прошлым летом. Люди, конечно, могут себя узнавать. Или искать знакомых. Или думать, кто это вообще тут такие? Свое любопытство мы может засунуть по этому поводу в карман. Потому что это просто жители земли.


12 ноября 2004 г.

г. Чебоксары, Россия.

 

 

 

  
Для корректного отображения фотографий мониторы рекомендуется настроить таким образом, чтобы зона в 2% выделялась на фоне 0%, а зона в 85% — на фоне 100%
  
  
  ГЛАВНАЯ  |  ПРОЕКТЫ  |  ГАЛЕРЕЯ  |  МУЗЕЙ  |  ТЕХНОЛОГИИ  |  ССЫЛКИ  |  НОВОСТИ  |  О ПРОЕКТЕ    
Copyright © ART-переход.ru,  2003 -
При полном или частичном использовании информации сайта ссылка на источник обязательна