ГЛАВНАЯ ПРОЕКТЫ ГАЛЕРЕЯ МУЗЕЙ ТЕХНОЛОГИИ ССЫЛКИ НОВОСТИ О ПРОЕКТЕ
 
ПРОЕКТЫ > ПРОЕКТ НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД > КРУГЛЫЙ СТОЛ >  ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА 
Последнее обновление страницы:  10 августа 2004 г.  20:45   


ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

 

Рита КИРИЛЛОВА, журналист
г. Чебоксары, 3 августа 2004 г.

ART-переход.ru: 10 августа 2004 г.

 
  

 
Юрий ЕВЛАМПЬЕВ. ПереХОД (серия, 30 листов). 2002.
Лист 1 — Чебоксары,
переход к остановке «Кнутиха» с улицы Калинина.
Цветная фотография. 20х30 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 400х600 пикселей;
1-ая редакция — 30х45 см.

 


Создавая проект «НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД», Юрий Евлампьев среди прочих ставил задачу доказать, что в провинции высокая творческая жизнь не менее интенсивна, чем в мегаполисах. А в чем-то и более.

  



 
Юрий ЕВЛАМПЬЕВ. ПереХОД (серия, 30 листов). 2002.
Лист 2 — Чебоксары,
переход к дому с зелёной крышей с улицы Университетской.
Цветная фотография. 20х30 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 400х600 пикселей;
1-ая редакция — 30х45 см.
 

 
Юрий ЕВЛАМПЬЕВ. ПереХОД (серия, 30 листов). 2002.
Лист 7 — Чебоксары,
переход на улицу К. Маркса с улицы композиторов Воробьёвых.
Цветная фотография. 20х30 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 400х600 пикселей;
1-ая редакция — 30х45 см.

 
Юрий ЕВЛАМПЬЕВ. ПереХОД (серия, 30 листов). 2002.
Лист 8 — Чебоксары,
переход к салону «АБ СОФТ» с улицы Университетской.
Цветная фотография. 20х30 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 400х600 пикселей;
1-ая редакция — 30х45 см.

 
Юрий ЕВЛАМПЬЕВ. ПереХОД (серия, 30 листов). 2002.
Лист 10 — Чебоксары,
переход к грязелечебнице с улицы мичмана Павлова.
Цветная фотография. 20х30 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 400х600 пикселей;
1-ая редакция — 30х45 см.

 
Юрий ЕВЛАМПЬЕВ. ПереХОД (серия, 30 листов). 2002.
Лист 14 — Чебоксары,
переход к дому № 33 с улицы мичмана Павлова.
Цветная фотография. 20х30 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 400х600 пикселей;
1-ая редакция — 30х45 см.

 
Юрий ЕВЛАМПЬЕВ. ПереХОД (серия, 30 листов). 2002.
Лист 15 — Чебоксары,
переход на улицу Гражданская с остановки «Октябрьский мост».
Цветная фотография. 20х30 см, 3-я редакция;
2-ая редакция — 400х600 пикселей;
1-ая редакция — 30х45 см.
  

Потому что хотя жизнь и нельзя держать под спудом по причине ее огромности, в глубинке именно так и поступают, загоняя энергию в лучшем случае в некие потайные углы творческого воображения.

У этого процесса есть свои плюсы. Во-первых, эта драгоценная материя не вытягивается на поверхность методом щекотки тусовочной и коммерческой надобности. Во-вторых, из-за «во-первых», она, таким образом, успевает собраться для творческого взрыва. Без последнего, как известно, творческому продукту никогда не подняться к желаемым высотам, и он может лишь рядиться в одежды фейерверка, оставаясь при этом продуктом тления.

Но есть и свои минусы. Во-первых, творческий взрыв в провинции часто никому не виден и мало кому интересен. Как точно сформулировал Андрей Битов, провинция не только потому бедна событиями, что их нет, но и потому, что они не нужны. Во-вторых, из-за «во-первых», фейерверк, не воспринимаемый ближним кругом, не проецируется дальше, и в результате становится «павшим неизвестным солдатом». Время интернета и цифровой фотографии, конечно, сдвинули это положение вещей с мертвой точки, но на желание события даже у сильно продвинутых провинциалов это так быстро не распространяется.

Однако Евлампьев — не только куратор этого проекта, но и его первый автор. В смысле очередности. Сам проект, как он это называет, сгенерировал, сам же представил первую работу в списке, открытом всему человечеству.

Работа называется «ПереХОД». И так же, как сам проект, направлена на то, чтобы провинциальные минусы превратить в плюсы и соединить их с плюсами творчества в мегаполисах: умелым намагничиванием общественного интереса к созданному образу, мощным проецированием его вовне, случайной либо преднамеренной демонстрацией собственной самодостатоточности.

Решение этих задач проникло даже в структуру образов «ПереХОДа».

Например, Евлампьев, «фишкой» которого всегда была виртуозность доведения фотонатуры до полной тысячелетней неподвижности, решил здесь слить воедино движение и статику. Или — узнаваемые лишь чебоксарцами места представить неким урбанистическим символом. Похожего эффекта он уже достигал в «Увиденном», «К54», «Песчаном грунте». Хотя масса персонажей «Увиденного» или «К54», например, была намеренно заторможена в своих порывах и устремлениях, как в давнем сне или в извлекающей выборочные кадры памяти. А в «ПереХОДе» герой устремлен вперед, хотя бы и со всеми свойственными мудрецу предосторожностями.

Все это достигается фактическим исключением случайности, то есть четким построением мизансцены, являющей собой как раз случайно-идеальное положение вещей. Причем, евлампьевский принцип съемки «нерешающего мгновения» достигает здесь в некотором роде своего апогея: это случайно-идеальное готово измениться у вас на глазах, как всякая изменчивая истина. Просто «нерешающее мгновение» дает ему простор для этого изменения. Вернее, не дает, а требует его.

Именно изменчивость всякой истины художник видит и чувствует, как никто другой. Как никто другой он давно умножил свою печаль знанием о том, что достоверность с истиной ничего общего не имеет. Именно потому художник может раздражать приверженцев достоверности необычайно сильно и неожиданно. Особенно в провинции. И особенно занимаясь фотографией.

Точное указание адреса многочисленных переходов с одной улицы на другую, от одного дома к противоположному, есть одновременно некая дань упорядоченности, которой Евлампьев поклоняется почти фанатично, и лукавство коллекционера, которого буква принадлежности волнует лишь в качестве драгоценной бирки. Однако узнаваемость в данном случае была некой заданностью. И она просто и строго соблюдена. Все эти переходы «на улицу Гражданскую с остановки «Октябрьский мост», «к дому с зеленой крышей с улицы Университетской» и т. д. никто не оспорит, как нечто иное. Это ИНОЕ только как взгляд, а не факт. Поэтому фотография, сделанная сегодня, смотрится как потенциальный исторический артефакт. Что собственно и требовалось доказать.

Соблюдено, почти буквально, и всегдашнее следование любимому Судеку, его формуле о настоящем художнике, который может творить, не выходя из собственного сада: большинство «переходов», запечатленных Евлампьевым, находятся недалеко от его собственного дома.

И все-таки нечто двинулось, рванулось в неизвестную сторону в столь размеренном творчестве чебоксарского фотографа. Будто «ПереХОД» обозначил на его пути, строго расчерченном на периоды и этапы, совсем иной, «переходный», период.

Любимые Евлампьевым Чебоксары тоже будто качнулись, оторвались от вечных песка и снега, пустырей и руин — вышли на некое (сотканное из вполне конкретных дорог) шоссе, еще пахнущее дорожными работами, и огляделись по сторонам, выбирая направление.

Любящий использовать в качестве моделей строго незнакомых и строго близких людей в их обрамлении, Евлампьев и здесь не изменил себе, отправив в путешествие по чебоксарским «зебрам» старого приятеля, чебоксарского фотографа Владимира Баркова. Обтекающие Баркова горожане, застигнутые с ним рядом определенным моментом в определенный день в определенном месте, тоже являют собой неизвестный как самому Баркову, так и автору фотографий, город, который предстает у Евлампьева в «ПереХОДе» довольно растерянной и пустынной декорацией, словно специально созданной для метафизических прогулок задумчивого человека. Хотя именно Барков чуть ли не впервые в евлампьевской практике «героя фотосерии» нарушает правила игры совершенной обособленности индивидуума в людском море или ручье (зависит от плотности населения) и даже зрительно вполне готов к увлекательному контакту в данной жизненной ситуации.

Еще один образ, не дающий покоя Юрию Евлампьеву — два волжских берега и их обитатели, — так и просится в «упаковку» образов «ПереХОДа» в качестве очередного моста между людьми, идеями и фактами индивидуальной жизни. Однако на этих-то «очевидностях» и строится, по-моему, главная «не очевидность», ради которой и стоило гулять в оживленных местах или богом забытых окраинах: попытка объяснить и изобразить феномен жизненной перспективы. Ее открытые пространства и «затычки», то есть возможности и невозможности. Продуманность и спонтанность каждого шага, ясность и хаос сознания, искажение картины именно в процессе ее выпрямления и желания точных деталей.

Потому что закон перспективы прост как яблоко, упавшее на голову Ньютону. Неизвестно, что упало в свое время на голову романтику Делакруа, но он сформулировал этот закон природы таким образом: перспектива искажает изображение именно в силу ее точности.

Как теперь модно выражаться — лучше не скажешь.

3 августа 2004 г.

г. Чебоксары, Россия.

 

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

 

 

 

 

 

  
Для корректного отображения фотографий мониторы рекомендуется настроить таким образом, чтобы зона в 2% выделялась на фоне 0%, а зона в 85% — на фоне 100%
  
  
  ГЛАВНАЯ  |  ПРОЕКТЫ  |  ГАЛЕРЕЯ  |  МУЗЕЙ  |  ТЕХНОЛОГИИ  |  ССЫЛКИ  |  НОВОСТИ  |  О ПРОЕКТЕ    
Copyright © ART-переход.ru,  2003 -
При полном или частичном использовании информации сайта ссылка на источник обязательна